Авторизация...

Зарегистрироваться
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Книга посвящена первым шагам на пути к собственному телесному совершенству.
Мария Стукова

Часть пятая НАША ТУСОВКА

Мария Стукова

...Ей было едва восемнадцать, когда мы впервые встретились в клубе Олега То- дорова «ТРЕНИНГ-ЗАЛ». Первое впечат­ление всегда самое сильное, и очень редко подводит.
Это была встреча-вспышка. У стой­ки администратора неподвижно сиде­ла юная девушка просто сногсшиба­тельной харизмы. Расслабленная поза лишь подчеркивала изысканную стать. А в спокойном и даже кротком взгля­де читалась такая мощь, что я, честно, просто обалдел.

—Д-добрый вечер, — автоматиче­ски произнеслось у меня.

—Здравствуйте, — приветливо, но без улыбки сказала Мария.

Конечно, я был заочно знаком с ней по фото, но «вживую» эта девочка убила просто наповал. Отходил от впечатле­ния много часов. Сразу почувствовал, что этот человек сыграет в моей судьбе особенную роль.
Теперь, «перемотав» заново свои собственные шесть соревнователь­ных сезонов, каждый из которых был успешным, осознал, что невольно пе­ренял у Марии манеру настраиваться на турнир. Отрубать все эмоции, кроме одной: намерения показать все, на что способен, выложиться до дна, прожить эти 15 минут на подиуме буд­то последние в жизни. Она как никто овладела способностью к запредель­ной концентрации уже в юниорском возрасте.
Прекрасно помню наши первые об­щие соревнования. Это был открытый чемпионат города. Я привез туда сво­их спортсменов, но смотрел только на нее.
На то, как она гримируется, разми­нается и выходит на сцену... Брюс Ли, «Выход дракона». Один против сотни. Расфокусированный взгляд. Полная отрешенность при сверхчеловеческой собранности. Состояние транса. Заго­варивать бесполезно.
Не ответит.
Вначале я оторопел: ТАК включать­ся «на городе», будучи уже чемпионкой мира??! Потом понял: а разницы нет. Если ты рассчитан на тысячу ватт, тебя ведь нельзя включить на сто.
Меня притягивают только по- настоящему сильные характеры. С та­кими людьми очень быстро нахожу общий язык. С Машей это получилось сразу, с полоборота. Мы стали дру­зьями — не теми, с которыми про­водят время от нечего делать (этот феномен ни ей, ни мне не знаком), а теми, перед кем не скрываешь своей сути.
Несмотря на то что близко обща­юсь с целым созвездием лучших рос­сийских атлетов — и это касается не только фитнеса и бодибилдинга, — Стукова для меня навсегда личность высшего порядка. «Мисс Вселенная» в самом прямом смысле этого слова. Официальный титул — всего лишь скромное подтверждение реального факта.
Маша для меня — символ России. Непостижимой, непрогнозируемой, не­логичной.
И — НЕПОБЕДИМОЙ.

Пятилетний мини-терминатор

—Маш, теперь, чтобы пригласить тебя в кино, нужно быть как минимум Мистером Юниверс?

—Совершенно не обязательно. В темноте будет не видно, Юниверс ты или нет (смеется). —Главное, чтобы вкусы совпадали.

—А кстати, о вкусах. Ты какие филь­мы любишь?

—Не комедии, однозначно. Психо­логические триллеры, мистику, исто­рические, документальные фильмы. Те, которые нужно не тупо смотреть, а достаточно глубокие и заставляющие задуматься. Пересмотреть, если сразу не догнал... И мультфильмы еще.

—Ты че — серьезно?

—Абсолютно. Дома немаленькая коллекция всяких «Шреков», «Леднико­вых периодов» и так —далее. Современ­ные, короче. Их и мультфильмами- то сложно назвать. Это то же кино, только использующее другие вырази­тельные средства. Тоже классно!

—Что из последнего времени «про­било»?

—«Адмирал» с Хабенским. За душу берет.

—Плачешь?

—Нет. Единственный фильм, ко­торый вызвал у меня слезы — мне лет пять, наверное, было, — «Белый Бим Черное Ухо». В тот раз плакала. Боль­ше никогда.

(Наш диалог на корпоративной вечеринке.)
Мария Стукова родилась в Екате­ринбурге (Свердловске) 6 апреля 1983 года. Выступать начала уже в трехлет­нем возрасте. В три года она наизусть знала поименно всех действующих со­ветских гимнасток — и спортивных, и «художниц», — сама мастерила костю­мы из полиэтиленовых пакетов, подби­рала ленточки и дома перед гостями демонстрировала свои первые «произ­вольные программы». Кто бы мог поду­мать, что совсем скоро фантастическим выступлениям на подиуме девочки из обычной свердловской семьи станет рукоплескать весь мир...
Если интересно мое личное мнение, то за все свои 20 лет в спорте много чего видел, но ни у кого и никогда не было композиции круче Машиной. И быть не могло! Потому что превзойти ее просто нереально. На земном шаре еще не появился такой человек. И вряд ли скоро появится.

—... А в пять лет прямо из детсада вы­дернули в спортивную гимнастику. Приш­ли тренеры набирать группы. Увидели: «О! Сюда иди!» И я достаточно быстро добралась до второго юношеского разря­да. Хотя сложение у меня было не гимна­стическое: там же длинные ножки нужны, фигурка. А я таким квадратиком смотре­лась: сбитая, мышечная. Как мама меня тогда называла, «квадратно-гнездовая». Мини-терминатор с прессом и плечами!

—Интересный образ.

—Ты бы видел этот образ... И, зна­ешь, он мне соответствовал: я с само­го детства тянулась к жестким видам спорта. Вела себя, как мальчишка, ко­мандовать любила.

Такой пятилетний «авторитетик», представь... Во дворе всех строила в шеренгу, в войнушку с парнями играла, тренировать их пыталась. Кто-то в пять лет в куклы играет, а кто-то уже работа­ет инструктором. А потом... потом мой тренер собралась в декрет и нашу гим­настическую группу расформировали. Новая наставница посмотрела на меня предельно критично и сказала родите­лям: «Она у вас неперспективная! Ищите ей другое применение!» И я год ничем не занималась. И очень сильно выросла и похудела. Как раз в этот момент к нам приехала моя крестная сестра — циркач­ка, профессиональная акробатка, взгля­нула на меня и сделала маме с папой строгий выговор: вы зачем такой талант губите?! И буквально за руку отвела меня в цирковую студию «Арлекино».

—И у тебя сразу пошла бурная мутация.

—Сразу. И растяжка, и гибкость мо­ментально проявились.

—Это твоя визитная карточка, Мария, — гибкость!

—Да. Это у меня не отнять. Когда я потом уходила в фитнес, все цирковые пугали: «Ты закачаешь мышцы, закрепостишься! Что ты из себя сделаешь?» Я ответила: «Вот и посмотрите!» Знала, что гибкость со мной навсегда. Это — природное качество, которое я ценю и постоянно развиваю.

—Сколько лет ты отдала цирку?

—Девять. С восьми до семнадца­ти. В девять лет меня впервые выпу­стили в манеж. Слепили номер — у нас это называется «каучук», с уда­рением на «а», пластический этюд «Человек-змея». Моим первым пе­дагогом была Светлана Анатольевна Курдина — она и разглядела во мне потенциал. У нас с ней и скандалы, и слезы, и сопли были, но именно она меня сделала. Спасибо ей великое. В двенадцать лет у меня состоялись первые гастроли с нашим цирком на Севере. А в четырнадцать я оказалась переданной Московской дирекции, и начались перманентные гастроли по России. Колесили по разным городам, жили «на чемоданах».

—Очень веселая у тебя жизнь с самого детства.

—Да уж, не заскучаешь...

—Там травмы были?

—Были, конечно. Ущемила себе по­звонки в шейном отделе, потеряла со­знание. Потом эта травма у меня повто­рилась, когда начались более серьезные трюки — фляк, темп, — снова сознание теряла. В результате спровоцировала межпозвонковую грыжу, и только когда осознала, как все серьезно, начала ее лечить... А так, одних только сотрясений мозга столько набирается — пальцев не хватит, чтобы пересчитать.

Кое-что о здоровом страхе

Спускаемся по лестнице, Маша прихрамывает.

—Ноги вчера делала? — догадываюсь.

—Ну да. Очень хорошо так проби­лись. Поприседала 110, пять подходов... Полный кайф!

Это она никуда не готовится. Про­сто живет.
(Зарисовка с натуры.)


Ее цирковая специализация именовалась «воздушная гимнастка в трапеции». Одна из самых опасных. Но Маша вспоминает об этом с явным удоволь­ствием.

—Страшно мне никогда не было. У меня очень здоровый страх. Практичный. Совсем без страха тоже нельзя. По­тому что если ты безбашенный — тогда точно нарвешься. Но дикого страха не испытывала. Высоты не боюсь с само­го детства. Наоборот, нравится высота. Знаешь, был такой огромный аттрак­цион в парке — «Орбита», туда детей обычно не пускали. Слишком опасно. А я папу как-то упросила мне билет ку­пить и с администратором договорить­ся. И вот сажусь на эту махину, меня цепочкой к ней пристегивают, поехали! Там такая высота в верхней точке — взрослых мужиков тошнило. А я под­нимаюсь — у меня дух от восторга за­хватывает! Эйфория полная! Я цепочку отстегиваю, рукой папе машу, вся такая счастливая, и ору ему сверху: «Папа, бери еще билет!» И вижу: папу аж перекосило! На нем почему-то лица нет! Начинаю понимать, что так, наверное, больше делать не стоит, а то папа рас­строится.

—Ну что ж, такую дочь нужно за­служить... Ты благодарна цирку?

—Как и всему, что было в моей жиз­ни. Да, благодарна. Именно там, навер­ное, и сформировался мой характер как спортсменки. Цирковые трени­ровки и сама работа были предельно жесткими, они научили не жалеть себя и ничего не бояться. И я узнала, на что способен мой организм. Например, на гастролях в омском цирке работала под куполом с температурой 39. При этом в гримерке — минус, там сосуль­ки висят. Но на гастролях никого не ин­тересует, как ты себя чувствуешь, иди и паши! Так что пройти такую школу спортсмену очень полезно. Для спорт­смена это — нормально. Все осталь­ное — физкультура. Например, перед чемпионатом мира WABBA-2005 на Канарах я подхватила инфекционный гепатит А. Врачи сказали: «Белок из рациона исключить, больше пяти ки­лограммов не поднимать!» А я уже со второй недели прямо в больнице на­чала со жгутами тренироваться. А из больницы сразу понеслась в зал: «Еду на «мир»!» У всех были глаза квадрат­ные. Потом домой звонят из больни­цы — я же на учете состою, — спраши­вают: «Можно ли услышать Марию?» А мама отвечает: «Она на чемпионате мира»... Но я чувствовала свой орга­низм. Знала, что справлюсь. Именно тогда я первый и единственный раз в жизни выступала в категории «шейп». И стала второй.

—Думаю, стоит вспомнить еще и Франкфурт 2007-го...

—WАВВА, чемпионат Европы, Гер­мания. Да, мало кто знает, что там я трижды отпрыгала свою «произволку» с травмой. Накануне очень сильно под­вернула ногу, и, что мы ни делали — лед, перевязки — ничто не помогло. Утром стопа в туфлю не влазит, рас­пухла до ужаса. В полуфинале отпози- ровала, отпрыгала программу первый раз. Перед финалом нога уже просто вообще никуда не влазит, и теперь она не то что болит — я ее просто переста­ла чувствовать! Что там — вывих, пере­лом, — бог его знает! А разбираться некогда. Нужно выступать. Отпрыгала второй раз. Стала чемпионкой. И тут же за кулисами организаторы меня тормозят: «Мы собираемся наградить вас за лучшую произвольную про­грамму года. Не могли бы вы еще раз ее показать?» Я улыбнулась и сказала: «Конечно, могу!» Приехала — лечила ногу больше месяца...

—Один мой подопечный, в про­шлом классный боксер, сказал такую фразу: «Мастером спорта можно стать только через боль». Ты уже МСМК со стажем. А список твоих титулов не влезет на эту страни­цу. Давай назовем главные.

—Пятикратная абсолютная чемпи­онка России (WАВВА, IFВВ). Двукрат­ная чемпионка Европы (WАВВА, IFРР- профи). Двукратная чемпионка мира (WАВВА, IFВВ). Абсолютная Мисс Юни­верс (NАВВА).

Крестик на спорте

Уникальность моей героини не только в том, что она обладает уникальной на сегодняшний день коллекцией наград всех федераций мира. Нет. В искренно­сти и теплоте, с которыми она говорит о своих многочисленных наставниках. Их было действительно много. И часто отношения складывались далеко не безоблачно. Знаю, сам свидетель. Но у Маши и на этот счет свое мнение.

—На самом деле воспитали меня во всех отношениях папа с мамой, Алек­сандр Петрович и Татьяна Павловна. А в развитии помогали очень многие. И ни о ком не могу и не умею отзывать­ся плохо. Потому что любой человек, работавший со мной, что-то хорошее во мне оставил. Нужно просто уметь правильно переработать информацию. И из каждого общения извлечь поло­жительный опыт. О Светлане Курдиной я уже сказала. С ее именем связана моя цирковая биография. Началом своей карьеры в фитнесе я обязана Елене Носовой и Олегу Тодорову. Огромное им спасибо. А следующим моим этапом стал Владимир Корепанов.

—Свою победу на «Юниверсе» ты посвятила именно ему...

—Правильно помнишь. Он был ве­ликим тренером. Как никто умел на­страивать и стимулировать... А мне часто именно этого и не хватает. Нет, пофигизмом я не страдаю, но... Как правило, я знаю, ЧТО нужно, но не знаю, КАК... Мы познакомились в слож­ный для меня период. Когда выиграла «мир» «по юниоркам» в IFBB, на меня сразу все обрушилось: работа, учеба, отходняк от соревнований... Я мало тренировалась, исхудала вся. Попробо­вала выступить «по женщинам» в IFBB на чемпионате России, стала третьей и на этом прервала карьеру. Целый год болталась. Владимира Лолиевича я, конечно, знала, но заочно. А реаль­но познакомились в 2005 году в Верх­ней Пышме на региональном турнире WABBA. Я приехала посмотреть, меня пригласили на банкет, ну, и там все «на- банкетились» и передружились, сам понимаешь...

—Да, слово «набанкетились» те­перь имеет для меня совершенно четкий смысл. Я даже знаю самые ко­зырные для этого места: Иркутск, Тюмень, Челябинск и Питер.

—В Пышме тоже было все нор­мально, поверь мне. Вскоре по­сле этого я приехала в знаменитый фитнес-центр «FLEX» и приняла пред­ложение в нем работать. Ну, вот так и стартовала моя карьера в Федера­ции WABBA. И подстегнуло меня еще одно обстоятельство... Честно при­знаюсь. Был такой момент. Все же мы, наверное, когда-то гадали. Устроены так люди: желают знать, что будет... И, короче, мне гадалка крестик по­ставила на 2004 год на спорте. Ска­зала: «Лучше уходи!»

—И тебя это задело.

—Скажешь! Я разозлилась: ты кто такая, чтобы за меня судьбу решать?! Я сама это сделаю! И меня это знаешь как замотивировало! А Корепанов мою мотивацию еще усилил. Очень гра­мотно это сделал. Он на психику мне не давил. На меня вообще давить не­возможно: где сядешь, там и конечная остановка!

—Я в курсе, Маш.

—Меня можно поддеть. Подстегнуть. Пунктик поставить. И потом — недели за три до соревнований, когда каждый раз в зеркале видишь разное отражение, нужен совет грамотного человека. А в этом отношении Владимир Лолиевич — просто мастер. Тем более что федерации разные, критерии разные. Если в IFBB всегда смотрели только на общие про­порции, плюс четыре поворота и произ­вольная программа, то здесь учитывает­ся все, вплоть до полосатости ягодиц... В 2005 году произошел мой первый чем­пионат России по WABBA в Казани. Стала третьей в «классике». Сразу в «классике». «Шейпом» от меня никогда не веяло. Я всегда была «классикой».

—Очень точно подмечено.

—Ну, за исключением того канар­ского эксперимента... Корепанов отсле­живал мой прогресс. После чемпионата Европы 2007 года просмотрел видеоза­пись выступления, прописал на листоч­ке все слабые места, объяснил, над чем работать. И тогда же задал мне новое направление. Сказал: «Маша, надо го­товиться к следующему этапу. «Мир» — «миром», а есть «Юниверс»!»

«Universe»

—Маш, как живешь на «сушке»?

—На автопилоте. Я — зомби. Мне ни хорошо, ни плохо. Встаю в восемь ча­сов. Всегда так встаю. Диета — от формы. Семь-восемь приемов пищи в день. Постоянно чего-то жую... Утром не тренируюсь. Давно уже. Днем могу заниматься компьютером или чи­тать, пока глюкоза еще есть. «Пер­соналок», как правило, мало в этот период. А ближе к вечеру начинаю тре­нироваться. Примерно часа по полто­ра плюс кардио. Ложусь поздно. Часа в два. Много спать не могу. Даже в меж­сезонье сплю часов 6—7, и хватает. Всегда было жалко тратить время на сон...
(Случайный разговор.)

—Цель выиграть «Вселенную» у меня уже была. Давно была. Но я не перепрыгиваю через несколько сту­пенек. Цель — это мечта, ограничен­ная временем. И это нужно учитывать. И разбивать ее на отрезки.

—Дебютировала ты на «Юниверсе» в 2007 году?

—Угу. Все было, как в тумане. Доби­ралась до Лондона одна, из Кольцово. Полтора дня в пути, смена часовых по­ясов, достигла цели на грани истерики в 22.30 по местному времени. Была в полной прострации. Бросила чемодан, выматерилась. Все поняли: девушка из России приехала.

—Растеряла форму?

—Не будем о грустном. Самая глав­ная проблема всегда — дорога. Теперь я хорошо понимаю, что лучше приехать за 2—3 дня, чтобы акклиматизировать­ся. Потому что организм ведет себя со­вершенно непредсказуемо! Пришлось экстремальные меры принимать, чтобы воду убрать. Думаю: ну, если помру, то как герой... Я стала второй после ан­гличанки Малики Задуне. Этот первый «Юниверс» меня обалденно простиму­лировал. Потому что реально увидела, что мне до этой Малики — полшага!

—То есть ты решила ее сде­лать.

—Я решила ВСЕХ сделать! Но для этого нужно было меняться. И прежде всего менять свой менталитет.

—Переведи.

—Понимаешь, мой обычный вес в межсезонье в тот период — 66—67 килограммов, при росте 166 сантиме­тров. Для фитнеса я уже слишком тяже­лой становилась. Нужно было или идти дальше, в бодибилдинг, или конкретно сбрасывать вес для фитнеса. Но боди­билдинг — не вариант для меня, при всем уважении... Мальчики должны быть мальчиками, девочки — девоч­ками. Ну вот, а для того, чтобы худеть, нужно было менять образ мышления. Я же привыкла набирать мышечную массу. А тут мне пришлось за год СБРОСИТЬ почти шесть кило «мяса»!

—Как ты их сожгла, интересно?

—С трудом. С болью. Я плакала даже, честно. Казалось, что я стану вы­глядеть, как жертва Освенцима.

—Какова сила привычки, а! Че­ловек, который находится на грани фитнеса и бодибилдинга, боится стать дистрофиком!

—Вот точно так же мне Юра Гартунг сказал. Президент NАВВА-RUSSIA. И по совместительству мой тренер в период подготовки к «Universe-2008». Ему нужно было грамотно меня переу­бедить. И ему это удалось. А его жена Оксана помогла с позированием. Вот так все и слепилось.

—Снова убеждаюсь в твоей не­заурядности. В то время как многие мучительно и тщетно стараются нарастить хоть грамм мышечной ткани, задача Маши Стуковой была прямо противоположной! ——Ой, не говори!

—Методику эффективного из­бавления от лишней мышечной мас­сы будем озвучивать? Или прода­вать будем?

—Продавать будем!

—Договорились. Каким был эмо­циональный настрой?

—Очень спокойная была. На этот раз, несмотря на опять же очень тяже­лую дорогу, я умудрилась довезти фор­му. Зато, знаешь, я здесь впервые остро пережила те ощущения, которых пре­жде не понимала. Я в последние годы, как правило, не «доводилась» особо к турнирам — только на генетике вы­езжала. И понять не могла, почему спортсменов на сцене заносит, почему они за кулисами падают. Че падать-то? А здесь — да. Если предельно выкла­дываешься, то чувствуешь, как это бы­вает. В 2007 году весила на «Юнивер- се» 64, а в 2008-м — 60 килограммов. Я до такой степени «высушилась», что, если бы не Юра, который кричал и се­мафорил мне из зрительного зала, не знаю, смогла бы адекватно себя вести на сцене или нет. Со стороны посмо­треть — у меня лицо было, как у дау­на, наверное. Не слышала и не видела практически ничего. Зрачки были рас­ширены, в ушах шум, я падала просто от слабости... «Маша, стоять! Держать­ся!! Маша, воткнись!!!» А я не могу! У меня шарики-фонарики перед глаза­ми! Меня вызывают — я сцены не вижу! После награждения дойти до воды не могла, чтобы напиться. А из наших ни­кого рядом не оказалось. Полчаса си­дела на полу, в себя приходила... Пом­ню только одно: на турнире старалась себя ни на что не настраивать. Просто собиралась выложиться до конца, а там будь, что будет. Когда ходишь за сценой и гоняешь: станешь ты первой или пя­той — точно перегоришь. И, конечно, правило мое — никогда не смотреть на соперниц. Концентрироваться только на себе. Так все и было. И я выиграла обе категории. 100—140—160.
«На мне реально пахать можно. Энергии — просто фонтан. Вот вроде устала, но чуть времени прошло — батарейка зарядилась — у меня снова глаза как прожекторы».
(Ее откровенное признание.)


Ни цирка, ни фитнеса Маше не хва­тило. Бокс — вот еще одно ее очень серьезное увлечение. А несколько лет назад она чуть-чуть не выполнила норматив мастера спорта в пауэрлифтинге. Не слабо для двадцатилетней девочки, правда?

—«Лифтингом» я активно зани­малась примерно четыре месяца на рубеже 2004—2005 годов. Лучшие ре­зультаты: жим — 100, присед — 140, тяга — 160. В 2005 году была реаль­ная возможность сделать «мастера». Но, когда до турнира оставалось не­дели две, я поставила на этом виде спорта жирную точку и вернулась в фитнес.

—Почему???

—Приняла такое решение. Не очень приятно было наблюдать себя в зерка­ле. О каком-то там рельефе и речи не шло! Лицо — вот единственное, что оставалось во мне от девушки. При­кинь, я же до 75 килограммов наби­рала! Стало тяжело передвигаться, и особенно — акробатику делать: я ведь никогда ее не забрасываю. Силовых результатов достигла, встряхнула орга­низм и вернулась в фитнес. Соревнова­тельный пауэрлифтинг — не мое это. Нагрузки просто офигенные. Суставы начали скрипеть. Связки полетели. Ты не думай, я не ныла никогда: любое напряжение могу выдержать, но зачем себя так мучить? Ради чего?

—Понял. Ну, а бокс? Он откуда взялся?

—Он взялся еще из детства. С пяти лет, когда я во дворе в войнушку игра­ла, начала им самодеятельно так зани­маться. Все мои виды спорта не очень женские, ты же знаешь... Потом увле­клась всерьез. Нет, не для того, чтобы морду кому-нибудь набить. Я воспри­нимаю бокс как искусство. В нем есть пластика, гармония. Плюс он прекрас­но развивает координацию, реакцию, выносливость. До «ФЛЕКСа» в «РИНГ- Се» занималась с тренером. «Груши», мешки, спарринги — причем исклю­чительно с мальчиками! Потом, придя во «ФЛЕКС», новым тренером обзаве­лась и даже хотела к соревнованиям готовиться, — но разум возобладал. Спорт — штука непредсказуемая. Если я, будучи представительницей такого эстетичного вида, как фитнес, выйду на сцену со сломанным носом, то вся эстетика на этом и закончится. Пред­расположенность к боксу однозначно есть, но мозгами понимаю: не стоит этого делать.

—Мне очевидцы рассказыва­ли, у тебя удар просто сокруши­тельный... Чего еще от тебя ожи­дать?

—Еще стреляю неплохо.

—Вот это женщина!!! Слушай, а давай немного смягчим тему. Твои кулинарные предпочтения?

—Роллы! Именно роллы! Блюд-то, конечно, много, но роллы — это люби­мое. И шоколад. Однозначно — горь­кий. И орехи. Бразильский орех осо­бенно. Даже на «сушке» не могу себе в нем отказать.

—А из напитков? ——Очень крепкий черный кофе. С сахарозаменителем. Без кофе вообще не живу.

—Так. Смягчить тему не получи­лось...

Эволюция или деградация

«Я в маске, под которую мало кто за­глядывал. Из-под этой маски на поверх­ность ничего не прорывается. Меня знают как спортсменку, как «железную леди», и только. И думают, что мне все легко дается. Но на самом деле я другая. Судьбой отнюдь не избалована и как сыр в масле никогда не каталась. Помимо физического напряжения, всег­да приходилось выдерживать и психи­ческое, еще покруче! А спорт — это лишь одна моя грань, и далеко не самая масштабная».
(Ее откровенное признание.)

В 2006 году Мария закончила Челя­бинскую государственную академию культуры и искусств. Факультет куль­турологии. Спортивное образование принципиально не захотела получать. Название ее специальности звучит так: менеджер социокультурной деятель­ности. Что еще я о ней знаю, помимо того, что в ее коллекции уже 45 кубков, а летом и женщины, и мужчины сво­рачивают шеи, когда она проходит по улице? Кое-что знаю. Что Маша любит книги, например. Что стихи пишет. Чи­тал даже некоторые. Что сама режисси­рует свои феерические произвольные программы. Но вот чего просто никак не мог ожидать, так это того, что са­мая титулованная фитнес-модель мира «подсядет» на «комп»!

—Слушай, сама удивляюсь. Главное ведь — усидчивости хватает! Компью­тер — это единственное, что может удер­жать меня на месте. Причем не игрушки какие-нибудь, а серьезные программы. Занимаюсь компьютерным дизайном. «Согеl» освоила, «Рhotoshop» — пока еще не до конца. Но работаю над этим. Свой сайт www.profitness-life.ru сама создавала. Ему уже год. В месяц под 5000 посещений.

—Для любительского сайта со­всем неплохо!

—...А теперь самые свежие новости. Вышла статья обо мне в журнале «Стольник» с фотографиями из торгового центра «Покровский пассаж». Называется «Само совершенство». Я там рекламирую диоровскую коллекцию платьев. Смысл такой: спортсменка пришла в «Покровский» отдохнуть. Ничто человеческое ей не чуждо. Подтверждаю: совсем не чуждо! Скорее, наоборот! Все женские прибамбасы — по полной программе... Затем — снялась на теле­канале «СТС» в программе «Истории в деталях».

—И еще у тебя был десятими­нутный прямой эфир на «4 канале» в программе «Стенд» с Евгением Ениным. Очень интересный получился эфир!

—Да. По крайней мере, все оце­нили. Обычно же бывает как? Собе­седники меня хвалят, восхищаются и комплименты отпускают. А здесь — с точностью до наоборот: все делалось только для того, чтобы меня «прида­вить». Пришлось рассказывать, дока­зывать и только что не показывать... Хотя показывать и не надо было: я в майке пришла. Вопросы звучали сверх- каверзные, все с подковыркой: что это за спорт у нас такой и как он вообще развиваться может? И реально ли ему существовать без стероидов? И как любить девушек, им занимающихся? В обществе до сих пор существует ду­рацкий стереотип: спортсмену голова нужна только для того, чтобы «в нее есть». Енин попытался этот стереотип подтвердить. И ни фига. Я вообще хо­рошо там разошлась: ну, кто ж вам ме­шает любить девушек после соревно­ваний? Вот она приехала чемпионкой мира, с нее спал этот жесткий рельеф и она превратилась просто в женщину с отличной фигурой! Это, что ли, противно? Это любить нельзя?! Да такой девушки нужно суметь УДОСТОИТЬСЯ! А если на ее фоне мужчина худ, слаб и инфантилен, то нужно просто честно признаться, что она ему не по зубам! И очень часто так и происходит. По­тому что сильных мужчин вокруг поч­ти не осталось! В общем, с ситуацией я справилась. Ведущий был приятно удивлен. Сам после эфира признался. От спортсменки, мол, такого не мог ожидать... Представляешь?! Мы даже рукопожатием обменялись и расстались друзьями... Так что стереотипам в тот день был нанесен серьезный ущерб.

—Какие дальше планы, Маш? Хотя спрашивать тебя об этом — занятие неблагодарное: за несколько месяцев до «Юниверса» ты говорила мне «Пока отдыхаю», а потом раз — и взяла «абсолютку»... И все же?

—Спорт не брошу, конечно. Посто­янно в форме себя держу. Если что-то в голову стукнет — не проблема себя слепить и поехать. Очень легкая на подъем. Пошлю заявку и куплю билет, не сомневайся! Кроме того, хочу реа­лизоваться как тренер. Первые шаги в этом направлении уже сделала... Что же касается других областей, то задумок много. В кино хочу сниматься. А поче­му нет? Уроки актерского мастерства я уже брала, и получалось всегда непло­хо. Причем меня даже можно не спра­шивать, на какую роль: мне все роли интересны!

—Уже не один и не два наших куль­туриста поучаствовали в съемках роликов и фильмов на Свердловской киностудии. И я знаю: продолжение обязательно будет.

А теперь скажи: вот если завтра ты получишь в наследство милли­ард евро, твоя жизнь сильно изме­нится?

—«Курить бамбук» точно не буду. Я не могу себе позволить жить без цели. А если представить такую ситуацию, о которой ты сказал, то я создам вокруг себя группу единомышленников, и мы найдем, на что деньги потратить.

—Это не обязательно будет спорт?

—Совсем нет. Куча сфер деятель­ности, которые востребуют внимание и средства. И если мы, спортсмены, худо-бедно, но можем найти себе спон­соров, то есть очень много людей, чьи потребности в этом еще больше. Дети- сироты, например. Инвалиды. Может быть, громко прозвучит, но меня забо­тит будущее нашего поколения. И на­шего общества. Я вижу, что происходит вокруг. Постоянно приходится общать­ся с людьми, и многие моменты застав­ляют задуматься. От нас, спортсменов, многое зависит. Те, кто имеет опреде­ленный статус и опыт, могут серьезно воздействовать на развитие общества. Не столько физическое, сколько ду­ховное! Есть ведь только два варианта: эволюция или деградация. Эволюция у нас пока не прослеживается. Потому что всех больше заботит не духовное, а финансовое состояние. Стихийная иде­ология такова: делай деньги! А потом деньги будут делать тебя... В обществе нет мотивации, желания кому-то под­ражать, нет идеологии и национальной идеи. А как раз это жизненно необхо­димо! Что лично я могу в данной ситуа­ции? Могу начать менять ее локально. В одном отдельно взятом регионе сде­лать что-то полезное для людей благо­даря собственному имени. Поменять их сознание. Вложить в них цель. Тогда у меня появится хоть маленькое чувство выполненного долга. Ведь не зря же с пяти лет этим занимаюсь!

—Для подобной самореализации тебе нужен крупный фитнес-клуб?

—Как раз крупные фитнес-клубы я не люблю. Не могу в них работать. Меня бесит их пафос. Их «понты». Когда человек расценивает тренировку как дань моде: «Я пришел в фитнес-клуб!» Ну, здорово, конечно, что пришел! Но теперь ведь еще и тренироваться надо! Поэтому мне очень нравится в «GURU». Обстановка творческая, теплая, созида­тельная. Никто от гордости за себя не раздувается. Все просто работают.

Три главных слова

«Думаю, что есть люди, наделенные от природы сильной энергетикой, как фи­зической, так и духовной. И в силу при­вычки лидерства или боязни уступить они невольно отталкиваются друг от друга, не подозревая, что отталкива­ют свою половину. Но, оказываясь на расстоянии и остро ощущая чувство расставания, впадают в депрессию. Од­нако есть сила больше, чем гордость, обида и самолюбие, — это любовь. Она возвращает веру и сохраняет рас­судок».
(Фрагмент ее дневника.)

Со столичным культуристом Сергеем Кленышевым, представителем Феде­рации NАВВА в Москве и Московской области, Маша познакомилась на сво­ем первом «Юниверсе». Для Сергея это тоже был первый «Юниверс», и тоже до­статочно успешный. В отношении спор­та. Однако получилось так, что приехал он в Англию совсем не ради карьеры. А за своей судьбой. Правда, сам того не подозревая. Судьба предпочитает не раскрывать карты заранее.

—У него это с первого взгляда произошло, когда я прилетела вся та­кая замученная... Потом признался: увидел — и сразу понял... А я снача­ла ничего понять не могла. Потом на «мир» по NАВВА стала готовиться — моральная поддержка нужна была — написала ему SMS, пожаловалась на самочувствие. Это со стороны я желез­ная леди. Но слабой иногда очень хо­чется побыть. Считаю, это допустимое качество.

—Маш, это и есть самое лучшее женское качество!

—...Он ответил. Поддержал меня. Я снова написала. Он снова ответил. И в итоге дописались до того, что Но­вый год вместе встретили. Ну, вот так все и началось. На второй наш «Юниверс» готовились уже вместе. Он стал четвертым в категории «Класс 1», реально мог быть и в «тройке».

—Получается, вы больше года жили за две тысячи километров друг от друга? Расстояние, конечно, было очень серьезным испытанием. Но это и хоро­шо. Иначе мы бы не ценили так наши отношения. Теперь в слова «Я тебя люблю» я вкладываю совсем не то, что прежде. Теперь я знаю, КАК это бывает... И сейчас обо мне есть кому заботиться. Сергей обладает просто какими-то стальными нервами и без­граничным терпением. Я ведь далеко не подарок, и заскоки у меня бывают еще те... Он мои выкрутасы много ме­сяцев прощал. А потом я приехала в Москву по своим делам, ему об этом не сообщив. И позвонила прямо с вок­зала. Было шесть утра. Он тут же меня встретил. И тогда и сделал мне пред­ложение. Я сказала, что не против. Он спросил: «Когда поедем заявление по­давать?» Я ответила: «Сейчас!» Спон­танные решения — они самые пра­вильные. Знаю точно!

Предыдущая глава | Оглавление | Следующая глава



TOP
© 2008 "MAX-BODY.RU" - бодибилдинг портал (информация о правах)
Использование материалов без активной гиперссылки запрещено! Информация, размещенная на сайте, является мнениями авторов и необязательно является истинной. см.
Смотреть всем
Как обмануть мышцы и заставить их расти

В этой статье я хочу поделиться своим методом наращивания мышечной массы, к которому я...

Тренинг безнадежного эктоморфа

Многие из нас говорят: «Мои мышцы не растут», «Мне даже стероиды не...

Программа тренировок для набора массы

Представляем вам вариант классической бодибилдинг программы тренировок для набора массы.

Тренировки дома для набора мышечной массы

В любой восточной культуре обязательно встречается выражение, которое в вольном переводе...

Опыт первого курса стероидов - химия внутри

Я считаю, что опыт, передаваемый из поколения в поколение, это самое главное что есть у...

.